Стихи Сергея Нечаева-Узнадзе. Публицистика.







То ли Жизнь становится короче,
То ль Господь мои чарует очи,
Наглядеться в море не могу...
Всё стихами волны мне рокочут,
Манят Синей Птицей дни и ночи,
В пену обратясь на берегу.



Стихомания


Стихи. Публицистика

Юношеству
Моя земля
Басня «Конь, Свинья и Петух»
Третья Русская смута
Ты эти пни не жги и не корчуй...
Как пошло мы живём...
Русскому солдату погибшему в афганской войне
Минувшее
Как жить на свете интересно...
Предсказание
Эпиграмма – лозунг застоя
Пустеет Русская Земля...
Русской певице-парижанке
Наш Боринька – гарант свободы...
Война! Убийство! Подлость! Ложь! Измена!..
Есть ли будущее у России?
Всё, что Бог дал на века...
Эпиграмма
По случаю 9-го ноября 1989 года
По Тютчеву /римейк перестройки/
Мафия бессмертна
Моим учителям
Эпиграмма «Землю - Крестьянам» (лозунг)
Памяти Осипа Мандельштама
21 января 1980 г.
Басня
1980 год
Басня
Вечная русская сказка
Видение
О. Н. Ф. - 2011
На злобу дня
Впечатление от интервью
Эпилог



Посвящается
моему учителю
К.Б. Птице*

Юношеству

Когда ведут спор старики,
Ты вслушивайся в речь.
Они - как ратные полки –
Эпохи Дух и Меч.

Ты впитывай всем существом
Их праведную суть,
Чтобы потом своим добром
Мог детям всё вернуть.

Когда за вас пьют старики,
Ты стоя слушай тост.
Они - как в море маяки
Передают свой пост.
Тебе - наследнику земли -
Опоре и щиту,
Чтоб дальше звал ты корабли
В жизнь воплотить мечту.

Когда ж уходят старики,
Ты поклонись им вслед.
Он – судьбы черновики,
Былого – звёздный свет.

И если в памяти твоей
Они всегда с тобой,
Тогда - для всех живых людей
Ты сам – родник живой.

*
Клавдий Борисович Птица (1911-83) - российский хоровой дирижер,
народный артист СССР

Моя земля

Пробуждается день мой весенний
Неприглядный и грустный на вид,
Ещё полный утрат и лишений,
Вновь ручьями счастливо звенит.

Словно женщина чудная наша,
Претерпевшая море невзгод,
Позабыв о печали вчерашней,
Поутру детям песню поет.

И поруганность Божьего Дома,
И народа его нищета
Так до боли сердечной знакома,
Что и горе уже не беда.

Знать земли сиротливое счастье
Так от века понятно тебе
Будто слышишь в капели звенящей
Слово Божье о Русской судьбе.

Может быть, оттого так бесценно
Пробужденье родимой земли,
Что в её родниках сокровенных
Мы когда-то ХРИСТА обрели.

И приемля от жизни потери,
Как земли дорогой наготу,
Мы и в бедствии истово верим:
БУДЕТ РОДИНА НАША В ЦВЕТУ!

Пробуждайся же день мой весенний,
Неприглядный и грустный на вид...
Хоть ты полон утрат и лишений,
Твой Ручей в моём сердце звенит!

Басня «Конь, Свинья и Петух»

Измученный от грязи на дороге,
Понурив голову, усталый Конь стоит...
Меж тем, Свинья, как из родной берлоги,
В грязи нахрюкавшись, кричит:
- Чего, Коняга, приуныл?
Взгляни на край наш – как он мил!
Помилуйте! - воскликнул Конь –
Здесь только грязь одна да вонь!
Дорога здесь совсем плоха.
Свинья обиженно: «Нахал!
Не научился различать
(Твою разэтакую мать)
Где плохо нам, где благодать».
Ещё бы долго спор не тух,
Да помешал во всём Петух...
Прервал он резко разговор:
«Несостоятелен ваш спор!
Товарищ Конь, не забывай,
Другая у Свиньи мораль.
Но если ты не трус, не враль,
От свинства Родину спасай».

Посвящается
Георгию Свиридову*

Третья Русская смута

Как просто ныне предавать,
Как трудно защищать Отчизну,
Как будто бы родную мать
Теперь дозволено менять
На тать, не поплатившись жизнью.

Иль вправду Русская земля
И сам народ её исчезли,
А в храмы древнего Кремля,
В леса, жилища и поля
Ползуче оборотни влезли?

Кроты и крысы корни жрут
Всесветного, как солнце, Древа,
Над непорочной Божьей Девой
Гадюки правят самосуд!

В потраве добрые плоды
Соития земли и неба
Уж нет целительной воды
Для иссыхающего хлеба.

Уже повсюду тля и ржа
Родное семя разъедает
И новый кормчий грабежа
К измене русских подстрекает.

Шлёт рать бесовская иуд
Во все доступные пределы,
Где поруганью предают
И душу Родины и тело.

Но корни все им не изгрызть,
Души не отравить Вселенной…
Цветёт на Древе Мира лист
России чистой и нетленной,
Прозрачен, зелен и душист
-Спасителем благословенный!

*
Георгий Свиридов (1915-1998) - русский композитор

* * *

Ты эти пни не жги и не корчуй,
Они в свой срок дадут живые всходы…
Так нашу истребленную свободу
Вернёт в потомках нынешний холуй.

* * *

Как пошло мы живём
От зависти гнетущей,
Жизнь меряя рублём,
Как Правдой всемогущей.

А радость бытия –
Души благодаренье
Меняем, не тая,
На призрак накопленья.

Но нет покоя нам,
В терзаньях дни проводим:
Нас манит пёстрый хлам
Мирских чревоугодий.

А бедная душа,
Обманутая телом,
Бредёт, едва дыша,
В предвечные пределы.

Бредёт слепа, глуха –
Бессмысленно и тупо
Заклятием греха –
Презренным жалким трупом…

И спорить нету сил
И духа нет молиться,
Наверно, Бог лишил
Нас праведной Десницы.


Посвящается Виктору Астафьеву

Русскому солдату, погибшему в афганской войне

Кому быть живу, а кому пропасть…
Твой Сын, О, Русь! – назначен быть героем:
Ему доверила отеческая власть
Погибнуть за неё под чужеземной Троей.

Он в плен не сдался, выживший один
При окруженье моджахедами их взвода,
Его оставил звёздный командир
«Держать» врага до своего прихода.

И Он держал, один за всех держал
С отчаянием гибнущего зверя
Весь вражеский убойный арсенал,
Так слову командира свято веря.
Когда ж в стволе остался лишь патрон,
А в кулаке всего одна граната,
Он, мысленно послав живым поклон,
Взорвал себя, исполнив долг солдата…
Его останки взяли в плен враги
И, надругавшись, выбросили птицам.
А дальше тишь, как по воде круги…
И матери с сыночком не проститься…
И всё же гробик цинковый пришел
Из чуждых мест на наше пепелище
Как сердца неизбывнейшая боль
Себе исхода в близких людях ищет,
Так сиротливо гроб прильнул к земле
Укором незавидного геройства
Во славу тех, кто царствуя в Кремле,
Печётся о людском благоустройстве.

Минувшее

Вот она! – Гнусная поступь Истории:
Брачный союз Стукачей и Грабителей,
Поставщиков честных душ в крематории
- Гробокопателей в лике Святителей.

Лживым Возницей к седлу приарканенный,
Я, как заложник, в перчатках-наручниках,
В маске шута для Иуд и для Каинов
Шествую в сонме смиренномучеников.

Божьей росой мне – укусы змеиные,
Яблоком райским – соблазн преступления.
В завтра гряду головою повинною
В нимбе терновом псевдоучения.

Близится Эра обетованная,
Счастья ключи нам цепями кующая:
Кровью невиннейших жертв осиянная,
Гибель народам России несущая.

* * *

Как жить на свете интересно!
Сегодня стало всем известно,
Что наш правитель – негодяй.

Те, кто вчера, как псы служили,
И на его проценты жили,
Прознав, что больше он не в силе,
Предательский подняли лай.
Господь! - за верность им воздай.

Предсказание:

Когда Россию разворуют,
А честных в Землю замуруют,
Тогда в стране свершится чудо:
Построит коммунизм Иуда!
Из наркоты, убийств и блуда.

Эпиграмма – лозунг застоя

Иди вперед – на месте стоя…
За дело взявшись – бей в баклуши,
Спасайся водкой от запоя,
И море будет тебе - сушей.

* * *

Пустеет Русская Земля:
В верхах «ля-ля», в деревне – тля…
Слепой козёл да тень овечки
Лишайник щиплют на крылечке,
Где бабка с дедом Бога ждут
И в гости Путина зовут.

Русской певице-парижанке

Нам не дал Бог приблизиться друг к другу.
Он души наши втайне обручил,
Когда братоубийственная вьюга
Смела отцов в безмолвие могил
И прахом Русь развеяло по свету…
Но из глубин Праматери Земли
Взошла в ночи Незримая Планета
И мы её Отчизной нарекли.

То отсвет был любви многострадальной,
Погибших незабвенное “прости”…
В ком голос Родины и крик души опальной
Твой путь с моим нежданно Рок скрестил
На веки вечные… Средь иродов-шпионов,
Иуд-доносчиков и каинов блатных
Мы венчаны Судьбой неразделённой
Во имя братьев павших и живых.

И белой птицей голос нёсся в дали…
Душа рвалась из струн кровоточа.
Казалось, в песне русской зазвучали
Нежданной встречи радость и печаль.
А для гостей - шло Русское застолье:
В Париже пили водку под хамсу
И анекдоты, сдобренные солью,
Аукались как будто бы в лесу.

Но близился бессрочный миг разлуки.
За окнами конвоем встал рассвет,
Лишь голос твой протягивал мне руки,
И плакал я, не смея петь в ответ.

О, Господи! Побудь на нашей тризне,
И души русских в зёрна обрати,
Чтобы в грядущей светлой, чистой жизни
Цветами братства на земле родной взойти.

* * *

Наш Боринька – гарант свободы.
Главнокомандуя Кремлём,
Он до двухтысячного года
Разваливал Отчизны дом.
Вот что принёс нам Член Застоя
Друг Перестройки, Вождь Разбоя
Руси Верховный Дуролом.

* * *

Война! Убийство! Подлость! Ложь! Измена!
- Проклятье этому мы слышим без конца…
Но ставится людьми, увы, всё та же сцена
Из века в век с Творцом и без Творца.

Посвящается Игорю Шафаревичу

Есть ли будущее у России?

Стой! – Русский человек! С тобою всё в порядке?
Себе скорее в душу загляни!
Ты сам с собой в смертельной адской схватке
Проводишь Господом отпущенные дни.
Что Бог, Семья? – они тебе не святы.
По-волчьи на земле родной живёшь,
Своих же братьев губишь, предаёшь,
И дети в срамоте твоей закляты.
Лишь на поминках отчих покаянно,
Надсадно глушишь водку без конца
И душу лютую казнишь в угаре пьяном,
Кляня себя, Отечество, Творца…
И так весь век над гибнущей душою
Глумишься ты, пока однажды сам
Всей страстью неизбывно-роковою
Боль сердца не откроешь небесам.
И вдруг поймёшь, что Жизнь неповторима,
Что ты рождён её благословлять…
Спасти всё то, что Господом любимо,
За всё живое Жизнь ЕМУ отдать…

О, Родина! – не дай себя попрать!
Ты слышишь крик отравленного сердца?
Так исцели от скверны страстотерпца
И в грудь вложи Любви своей печать!

* * *

Всё, что Бог дал на века,
Мы спустили с молотка
В век СЕРПА и МОЛОТА…
И хоть Русь нам дорога,
Мы живём для кабака! –
Там наш Бог и Золото.


Эпиграмма

Вот человек без благородства,
Хоть Авраама он сынок,
В нём с Избранным Народом сходство
Скорей похоже на подлог,
Где ВЫГОДА плодит ПОРОК.


Посвящается
Мстиславу Ростроповичу

По случаю 9-го ноября
1989 года

О, коммунизма патриот,
Пока не проклят наш народ,
Избавь несчастных инородцев
От милости и благородства
Твоих отеческих щедрот.

Тобой распяты Дон Кихот,
Тевье-молочник, Швейк и Карлсон
За то, что жили не по Марксу:
Любили ближних, чтили Бога
И к счастью строили дорогу
Прости! – не через эшафот.
Так дай им право на ИСХОД!


По Тютчеву
/римейк перестройки/

«Умом Россию не понять,»
/Коль не умеешь воровать./
«Аршином общим не измерить»:
/Без взятки ей - что бык, что мерин./
«У ней особенная стать»:
/Как Третьим Римом спьяну стать./
«В Россию можно только верить»
/И в матерщине жизнь похерить./


Мафия бессмертна

Сегодня, возвращаясь с похорон,
Мне повстречался погребённый Квантришвили.
Когда он сделал общий всем поклон,
Я вопросил: «Вы что-то здесь забыли?»
Он, усмехнувшись, проворчал в ответ:
- Там тоже перерыв есть “на обед”.

Моим учителям

Их было трое, чудом уцелевших,
Спокойно рассуждавших обо всём:
О жизнеборцах, королях и пешках…
А в промежутках каждый о своём.

Немного было сказано за вечер,
Никто ничьей здесь не решал судьбы,
Столкнулись просто души человечьи
Вне обыска, ареста и мольбы.

Не горечь в них жила и не тревога.
Жизнь подвела суждениям черту…
Считали Совесть достояньем Бога,
Во всём другом предвидели тщету.

Когда же наступило расставанье,
Простились молча, Богу помолясь,
Уверясь, что земные испытанья
Незримую имеют с небом связь.

Мне кажется, есть ЛЮДИ, как деревья,
Корнями святости Земли своей верны.
Они защитники от Злобы и Неверья
Насильственно расхристанной страны.

Эпиграмма
«Землю - Крестьянам»
(лозунг)

Нас Власть на вшивость проверяла,
И мы её не подвели…
Она на небо отправляла
Тех, кто кормил Русь от земли.

Памяти Осипа Мандельштама

На пустырях, где властвуют кретины,
А умники глотают пустоту,
Мы призракам справляем именины,
Хмелея в антарктическом чаду.
Наш Цезарь Клеопатру не целует,
Он учит змей в Своем Особняке,
Как жалить двуязычной Аллилуйей
Всех, кто ещё не замер в столбняке…
Какая прорва лжи! - от гнид тифозных –
Кровавых ссадин письмена.
Как дальше жить? Пока ещё не поздно
Убей меня иль возродись, СТРАНА!
Нам нечего терять, ошейник так надёжен,
Что легче задохнуться от него,
Чем вновь и вновь бессильно лезть из кожи
И сознавать, что всё вокруг МЕРТВО.

21 января 1980 г.

Предайте Ленина земле!
К чему вам плоть его пустая?
Душа умершего витает
В кровавой беспросветной мгле…
Он сам себе содеял кару,
Предав Отечество кошмару
Насилия и Нищеты.
Погибли лучшие мечты:
Свободы, Равенства и Братства…
Повсюду призрак святотатства
Грядёт по миру новым рабством
Безбожничества на челе.
Предайте Гения земле!
Пусть он ответит перед Богом
Непогрешимою душой
Зачем кровавую дорогу
Избрал он для страны родной?
Пусть он ответит за погибших
В труде, на фронте, в лагерях
Во имя чьих деяний высших
Безвинных обращали в прах?
Но под надзором командоров
Закованный в глухой гранит,
Сам в ожиданье приговора
Непогребённым Вождь лежит.
Ждёт Страшного Суда Отчизна,
Дух Ирода смердит в Кремле.
О, Вы! - погрязшие во Зле
Во оправданье Вашей жизни
Предайте Ленина земле!
В кошмаре мечется планета…
К Спасителю взывает Русь!
В слезах кровавых ИИСУС
Свой КРЕСТ несёт по белу свету
И я – расхристанный – молюсь!

Басня

На карнавал пришёл Петух
Пощекотать куриный пух.
Достиг такого он успеха,
Что куры умерли от смеха!
Мораль: занявшись щекотливым делом,
Щекоткой пользуйся умело.

1980 год

Нет у нашей Родины ни отца, ни матери,
Нет её Святителей и Провидцев – нет,
Кто б лелеял, пестовал, закалял, испытывал
Душу всенародную, как своё Дитя.
Бедный люд заброшенный над собой юродствует,
От земли-кормилицы отступил совсем,
Кланяется водочке, блуду ненасытному,
Да поганой челяди, что живет казной.
Учит уму-разуму всех Пилат с Иудою,
Оба за Христову кровь у властей в чести.
Только малы детушки – пасынки безродные –
Просят, точно нищие, милости к себе:
«Нет у нашей Родины ни Отца, ни Матери,
Нет её хранителей и кормильцев – нет.
Кто нас вскормит - вырастит? Закалит на подвиги?
Души сиротливые Верой укрепит?»
Но молчат «кудеснички», и «волхвы» не движутся,
Знать боятся Иродам правду предсказать…
Гой, ты моя Родина! – боль неисцелимая,
Где ж твои Родители? Кто ж Спаситель твой?

Басня

Мы часто делаем дела,
Где нет на самом деле дела.
Как в басенке: жила-была
Лиса, что Стрекозу доить умела,
Да всё испортила Пчела.
Она на нос Плутовке села,
Та колобком её сочла,
Хотела съесть и околела.
Мораль: не делать ближним зла –
Вот в жизни истинное дело.

Вечная русская сказка

Омужичилась бабонька русская,
Нет ей проку от мужа бездельника,
Полубражника-полуинока,
Фантазёра неугомонного.
На себя взяла все заботушки,
От худой молвы честь защищаючи:
Дом беречь да детей растить,
Да на хлебушек зарабатывать.

А мужик её – Соловей-певун,
Не в ладу с мирскими законами:
Душа певчая жаждет волюшки,
Из житейских силков рвётся к небушку.
Да не та судьба, видно, выпала…
Обложили Певца злы-законники -
Вороньё с когтями стервятников,
Словно вороги, Русь православную.
Извести хотят Птицу певчую.
Заманить её в клеть железную,
Обломить навсегда крылья звончаты,
Обратить в набитое чучело.

А народ его молча жалует,
Тайно потчует, чутко слушает.
Сам спешит к нему ранней зоренькой,
Словно в церковку поднебесную.

Да однажды беда приключилася:
Обронил Соловей песню горькую,
Как слезу над могилой горючую.
Разлилася она Волгой-реченькой
По России безбожной отчаянной.
Подхватил её люд обездоленный,
Точно голос надежды несбывшейся.
Заметался народ птицей раненой,
Захлебнулся от слёз набегающих,
И пошёл крушить свою долюшку
Горькой водочкой до беспамятства.

Озверели сатрапы бесовские,
Как ищейки за песнею кинулись,
И на след напали Соловушки,
Что явился в дом с покаянием
Испросить у родимой прощения.

Не успел поклониться ей в ноженьки,
Подозвать-обласкать малых детушек,
Как в избу ворвались опричники,
Будто шайка диких разбойников.
Повязали злодеи детинушку,
И не дав попрощаться с родимыми,
Потащили раздетым на улицу,
С тумаками да бранью жестокою.

Застонала-заохала бабонька,
В ноги иродам бедная кинулась,
Прижимая детей перепуганных:
«Не губите его, люди добрые,
Пожалейте моих малых детушек,
Не хозяин, мужик, своей участи,
Околдованный он от рождения».

Ухмыльнулся один из опричников:
«Вишь какая нашлась заступница!
Колдунов нынче боле не водится…
А чтоб крепче ты это запомнила,
Освятим мы сейчас ваше гнёздышко».
И голубку за дверь злобно вышвырнул
Со детьми, как собаку с щенятами.

Онемела от ужаса бедная,
Как увидела пламя за окнами,
Подкосились у родненькой ноженьки,
И на землю без чувств повалилася.
Закричали-заплакали детушки:
«Мама, мамочка, что с тобой сделали?»
И услышал тот крик милый батюшка,
Опознал родную кровинушку.
Оглянулся, а там чёрным облаком
Полыхает изба подожженная…
И злорадно гогочут насильники:
«Ну теперь, что споёшь, ОКОЛДОВАННЫЙ?»

Ничего не ответил Соловушка.
Лишь в огонь глядит немигаючи,
Да уста что-то шепчут беззвучное,
Будто втайне творят заклинание:
«Боже праведный, Боже истинный!
Ты один Судия нашей совести,
Так воздай лиходеям-губителям
За птенцов моих, за голубушку,
Несказанною карой невиданной».

То ли извергам что-то почудилось,
То ли впрямь ворожбы испугалися,
Только вдруг они разом накинулись
С диким криком на пленника бедного:
«Так сгори же и ты в адском пламени
Со своим колдовском, Божий выродок!»
И в огонь беззащитного бросили.

Поднялся бурей ветер неистовый,
Полыхнула молния по небу.
И откуда-то песня незримая
Вместе с ливнем о землю грянула:
«Одарили меня други волюшкой
Горячее солнышка красного.
Пеленали отцы, словно дитятку,
Целовали в уста на прощание.
Со дворца золотого я выпорхнул,
Что Жар-Птица в сиянии радужном,
А вокруг пировали товарищи,
Провожая меня брагой огненной…
Вдруг нежданные слёзы-жемчужины
Из небесных очей в чаши канули,
Заиграло вино силой бешеной,
Помутились сердца у пирующих,
Засверкали ножи между братьями,
И резня закипела кровавая.
Лишь поутру увидели бражники,
Что детей всех своих перерезали…
Обезумели твари двуногие,
И, кляня себя, жизнью покончили».

Страх великий напал на законников,
Как от неба голос услышали,
С той поры им повсюду мерещится,
Что поют песню детки родимые…
И хотят истребить её подлые,
Да боятся сгубить семя кровное.

Так живет она в душах незримая,
Потаенной кручиной о Родине:
«Гой, ты Русь моя лебединая!
Жизнь моя! – моя песнь соловьиная,
Золотою Ордою пленённая,
Иноземным булатом клейменная,
Под венцом с Кащеем стоящая,
Сердца русского Матерь Скорбящая…
В чём же ты перед Богом повинная?»

Памяти
Варлама Шаламова

Видение

На Красной площади погост для палачей.
Свет алых звёзд льёт кровь моих собратьев,
И воскресают из безмолвия ночей
Святой Руси загубленные рати.
На Страшный Суд встают они из тьмы,
Собор Блаженного парит Десницей Божьей.
И Мавзолей исчадием тюрьмы
На место лобное плывёт, объятый дрожью.
Грядёт! Грядёт России Судный Час…
Народ безропотно внимает Высшей Воле
И площадь Красная, во тьме преобразясь,
Простёрлась по России Мёртвым Полем:
Все преступленья века здесь пройдут,
Держа ответ пред Памятью и Миром.
Все палачи судимыми взойдут
На саркофаг усопшего Кумира…
И кровь потопом хлынет по Руси,
Никто из иродов не избежит возмездья…
И очистительное «Господи! Спаси!»
Омоет Землю праведною местью.

О. Н. Ф. – 2011
(Общероссийскому Национальному Фронту)

Опять разграбленная Русь
Одна скорбит на поле брани.
Велик изменников союз,
И силы воинства неравны…
Иуда! – Где мой Иисус?

На рынке наши Алтари:
Всё продано, что сердцу свято.
Ростовщики, растлив Пилата,
Крадут на торжище разврата
Земли бесценные дары.
Где ж вы? – Руси богатыри,
Святители и Страстотерпцы,
Спасите вашего Младенца.
Над Миром Ирод воцарил!
Златой телец – божок Иуды –
Дух человеческий растлил.
Мария! – смилуйся – нет сил:
Здесь, у отеческих могил,
Где русский русского сгубил,
Яви любви нам братской чудо.
Быть может, ратный дух Донского
И Минина в Москву приход
Под знамя честных призовёт,
И клич Петра, как Божье слово,
От нечисти страну спасёт.
И наш разрозненный народ
Друг перед другом повинится,
И братски воссоединится
Спасать Язык, Отчизну, Род.

На злобу дня

Россия – есть, а русских – нет.
Исчез славянский самоцвет служенья Родине и Богу…
«А где же честный ваш Иван?»
«Попал могильщикам в капкан,
К ним Ельцин проложил дорогу».
Теперь в России шарлатаны
При «новых русских» Талейранах
С властями водят хоровод,
Плодя из «мертвых душ» – народ…
Они отечества оплот.

В России честный человек
Не вписывается в 21 век.

Впечатление от интервью

Попал на Кесарь в паутину
Коррупционного жулья.
На всех – невинности личина:
Никто не крал здесь ни рубля.
«Но как могла паучья масть
Опутать всю в России власть?»
Адамов, Скрынник, Сердюков…
Ответ был Кесаря таков:
«Не выжить русским без воров,
Как Израилю без жлобов.
У нас в стране своя «малина»:
Откаты, взятки – все чин-чином,
А тот, кто честен, - дурачина»

Эпилог

Я сын покаянной России – ответчик за всё, что стряслось:
Заложник, сообщник, вития, идущий к ТВОРЦУ на допрос.
Наследный палач и казнённый, Безбожник и христианин…
Я зрячих и ослеплённых родителей истинный сын.
Кто скажет, что дети Отчизны за правое дело не шли?
Не отдали юные жизни за Честь и Свободу земли?
Но казни на казнь перемножив, убийствами Совесть покрыв,
Мы ложь породнили с безбожьем, об Истине позабыв.
И стала Свобода – Неволей, а Равенство – Грабежом,
Где лучшая выпала доля для тех, кто мог жить подлецом.
Доносы, аресты, облавы… Пожизненные лагеря!
Слава Кесарям! Слава! – вы прожили век свой не зря.
И не было людям спасенья ни в мире, ни на войне…
ШТРАФНОЕ РУСИ ПОКОЛЕНЬЕ! – все те преступленья – на мне.
И я не предам их забвенью…
Шли годы и в новых потомках Палач и Казнённый слились:
Россия Христа и подонков выходит из-за кулис.
Ни правых теперь, ни виновных – Ты ныне творец бытия…
ТОВАРИЩ ЕДИНОКРОВНЫЙ! – Кем станет Россия твоя?






© 2009 Сергей Нечаев

E-mail: snechaev2009@yandex.ru

При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна