Стихи Сергея Нечаева-Узнадзе. Автобиографические.









То ли Жизнь становится короче,
То ль Господь мои чарует очи,
Наглядеться в море не могу...
Всё стихами волны мне рокочут,
Манят Синей Птицей дни и ночи,
В пену обратясь на берегу.



Автобиография


Стихомания


Стихи. Автобиографические

Ах! Почему я не еврей?..
Я целую цвет граната…
Пиросмани! Пиросмани!
Эпитафия себе
Три дороги судьба мне открыла...
Посвящается Нине Узнадзе
Моему трехлетнему сыну Егору
Детская
Возвращение
Куда ведут умершего следы?..
Юбиляру
Уже я старше матушки моей…
Теперь я знаю, что такое ЗРЕЛОСТЬ...
Родителям Анки Майсурадзе Бадри и Элисо
Ода грузинскому столу
Юбилейный акростих (Н.Н. Некрасову)
В Лувре
Памяти великой актрисы Марии Бабановой
Памяти Инны Самойловны Чернецкой
Памяти Георгия Чиракадзе
Сегодня снег я целовал...
Просто брести средь полей …
Двойнику
Мтацминда
Так манит высота! Так юных властно манит...
Благословен Грузинский дом...
Осень в Америке
Творчество
Посвящается Анне Николаевне Покровской
Всё в мире тянется к бессмертью...
Мартовское приношение О.И.Д.
На реке Куре есть город...
Воспоминания о первой встрече
Мне Время Розу подарило...




Памяти актеров-фронтовиков
Раисы Юфа-Маленковой
и Лазаря Петрейкова

Ах! Почему я не еврей?
Имел бы миллион друзей,
И с каждого по сто рублей
Собрал для музы бы своей!
А так – ничейный гражданин,
Полурусач-полугрузин.
Ни тем, ни этим не пригодный,
Поскольку не чистопородный.
Лентяй, глехо* и дворянин.
(У них на помесь свой аршин)
Из-за любви междуусобной.

*Глехо – деревенщина (грузинский)


* * *

Я целую цвет граната.
В пламени мои уста.
Все, что в жизни сердцу свято,
Не погибнет Никогда!
Старый дворик на Гончарной,
Тбилисо, живой наряд!
Ты скажи, какие чары
Душу странника пьянят.
Трехэтажный домик ветхий,
Накренившийся балкон,
Юности минувшей слепки –
Чем ваш образ воскрешен?
Чудятся рояля звуки,
Крик мацонщика в пролет.
Кто-то ласковые руки
Тихо нá плечи кладет.
И плывут как в сновиденьи
Вглубь по памятным местам,
Осязаемая тенью,
Радость с горем пополам.
Вот он - мертвый сруб граната,
Вот ступеней крутизна,
Вот любимая веранда.
И Мтацминда! –Вон она!
Незабвенная святыня,
Памяти очаг живой,
Проступает в дымке синей
Пред Гончарною родной.
И невольно сердце рвется
В это марево любви,
Где гранатом рдеет солнце,
Словно древо на крови.
И опять, как в стары годы,
Алым цветом ожил дом.
Будто новые дал всходы
Сруб граната за окном.
Я целую цвет граната,
В пламени мои уста.
Все, что в жизни сердцу свято,
Не погибнет Никогда!

Пиросмани! Пиросмани!

Жизнь моя – в твоем духане:*
Всё здесь сердцу по нутру.
Песню спой! – Не то помру!

Дай прожить в твоих картинах,
Разгадать души кручину,
Жажду сердца, вкус вина
– Всё! - Чем жизнь была полна.

И пьяна таким похмельем,
Что сильней любого зелья
Околдовывает кровь:
В КРАСКИ ОБРАТИВ ЛЮБОВЬ!

В них дитё любой из взрослых,
Пьёт вино, как горный воздух
У Отчизны на груди.
И не знает лучшей доли,
Чем товарищей застолье,
Только с песней приходи!

Ах! Какие человечьи
Взоры у зверей беспечных!
Хоть прощения проси
За людское бессердечье
Или - Свечи погаси!

Как хоральные напевы
Грузии восходит ДРЕВО
От застолья к Солнцу, ввысь!
Прямо к ГОСПОДУ – МОЛИСЬ!
Чтобы нам Творец Вселенной
Сохранил в красе нетленной
Краски Грузии родной!
И о жизни нашей бренной
На земле бы пел блаженной
ПИРОСМАНИ вновь живой!

* Духан - небольшой ресторан с продажей вин на Кавказе

Эпитафия себе

Всю жизнь ловил я красоту.
Она ж меж пальцев ускользала,
Оставив в сердце Змия жало
И отсвет яблони в цвету.

* * *

Три дороги судьба мне открыла
И сказала: «Смотри! - Выбирай!
По одной – Богатство и Сила,
По другой – Забвенье и Рай...
А по третьей – любимых могилы…»

Ничего я Судьбе не ответил...
Я пошел по единственной – третьей.

Посвящается Нине Узнадзе

Я тоскую по людям открытым и нежным,
У которых корысти нет за душой,
Что цветут на Земле, как весною подснежник,
Напоенный чистейшей водой снеговой...

Ничего им от Жизни иного не надо,
Только б Миру себя благодарно дарить,
А в ответ уповать на одну лишь награду,
Что кому-то от этого радостней жить.

Моему трехлетнему сыну Егору

Беги, малыш, беги! Пока играют силы.
Покуда кровь велит бежать навстречу дню.
Пусть твой блаженный бег встречает Бог Ярила
Беги, малыш, беги! Тебя я не виню,
Что я тобой забыт почти мгновенно,
Что все, чем я дышал, вобрал один твой вдох,
Я как суфлер - тебе предназначаю сцену...
Смелей, малыш, смелей! И да поможет Бог
Ручьем тебе вливаться в лихолетье
И птицей певчею встречать любой восход…
Я верю, что вся боль на белом свете,
В твои объятья спрятавшись, пройдет.
Беги, малыш, беги!...

Детская

Мой друг четвероногий
– Овчарочья душа,
Сошлись у нас дороги
Не ради барыша.
Мы оба Божьи дети
И милостью Его
В собаке и Поэте
Бродяги существо.
Давай же будем вместе
Скитаться без конца.
Пока есть в мире песни,
Пока поют сердца.
Пока дано обоим
Нам по земле бродить,
Пока мы дружбы стоим
И радости любить.

Возвращение

Отчего на сердце стало легче?
Отчего так плачется легко?
Будто в гнёздышко вернулся птицей певчей,
Снова я у отчих берегов!

Как к Воде Живой, к земле приникший,
Слышу дома сладостную речь,
Будто возвещает мне Всевышний,
Где я должен жить и умереть.

И слезой сыновей омывая
Памяти родимой берега,
Вижу, как меня благословляет
Матушки незримая рука.

И уста, молитве чутко вторя,
Шепчут, погруженные в печаль:
«Родина! В разлуке или горе
Сына от себя не отлучай.

Будь ему Заступницей пред Богом,
На распутье посох свой вручи,
Чтобы он, пройдя по всем дорогам,
Мог бы отыскать тебя в ночи.

И у дома, преклонив колени,
Испросить прощенье у могил,
Успокоив горестные тени,
Тех, кто защищал нас и растил.

Если ж Смерть застигнет на чужбине,
Ты родною песней успокой,
Помолись, как мать, о верном сыне,
И глаза угасшие закрой.

Пусть ему – бездомному – приснится
Наш простор, Любимая, друзья…
Пусть вовек Душа его стремится
Возвратиться в Отчие края».

* * *

Куда ведут умершего следы?
Кто ныне горько плачет надо мною?
С каких планет цветут во мне сады?
Кто вслед за мной идёт владеть Землею?

Уж близок срок: пора держать ответ,
А сердце разрывается на части!
Что, если Белый Свет лишь только след,
Зажженной на мгновенье бренной страсти?

Юбиляру

Кто музыкой дышит, тот чувством живёт,
Ему ни к чему пустословье.
Он, словно ОРФЕЙ, восхищает народ
Поющего сердца любовью.
Он музыки ДУШУ до неба вознёс,
Людские озвучив терзанья,
И принял её, как младенца – ХРИСТОС,
Спасая от поруганья,
Чтоб Мир озарить Божьей Искрой Добра,
Ненастные думы рассеяв…
Так Дух наш врачует оркестра игра,
Когда в нём творит ФЕДОСЕЕВ.*

*
Владимир Федосеев – русский дирижёр, народный артист СССР

* * *

Уже я старше матушки моей…
Мой срок истёк, да вот живу на свете
Как будто нет мне места средь теней
И не пора за всё сполна ответить.

Велик мой Грех! – Я трусом был всегда,
Хоть страх рядил в Пса-Рыцаря доспехи,
Ищеек богомерзкая орда
В заложники брала нас для потехи,
А Минотавр на трупы разлагал
И пели мы «ИНТЕРНАЦИОНАЛ»

Зачем я жил? – Чтобы познать себя,
Приняв от Евы плод змеиный мира,
В нём Музы горький искус возлюбя,
Мне грудь прожгла Евангельская лира…
И я открыл в созвучиях благих
Преображённый смысл Пути Земного,
Где вовсе нет ни «наших», ни «чужих»,
Но есть Любви Божественное СЛОВО…

И вот теперь я с горсточкой стихов,
Отринувши мирские побужденья,
Спешу в слезах на чей-то скорбный зов
И мысленно прошу у всех прощенья.

* * *

Теперь я знаю, что такое ЗРЕЛОСТЬ:
Встречать детей открытою улыбкой
И старость благодарно защищать,
Поить вином товарищей по жизни
И правду только Богу говорить.

Родителям Анки Майсурадзе
Бадри* и Элисо

Моя грузинская Мадонна!
Тебе уже 16 лет?
А я, по-прежнему влюблённый,
Твой вижу детский силуэт.

Прими же, Анка, поздравленье
Того, кто завершает путь…
Пусть жизнь твоя, как день весенний,
Благоуханьем полнит грудь.
И москвичам приносит свежесть
Неугомонных юных чувств:
То пламень глаз, то сердца нежность,
То ученическую грусть…

В Париже, празднуя рожденье,
Придя из Лувра в Нотр-Дам,
Ты вознесла ль благодаренье
Родителям - земным Богам
За их заботу и участье
В твоей безоблачной судьбе?..
Ведь лишь они даруют счастье
СЕЙЧАС жить в радости тебе.

*
Бадри Майсурадзе – звезда мировой оперы, заслуженный артист России

Ода грузинскому столу

Регани, кинза, перец, сыр, петрушка,
Вино, лаваш, тархун и алыча!
На нашей кратковременной пирушке
Вы – солнце излучающий очаг.

Пусть в доме бедно, а на сердце пусто,
Но если на столе такая снедь,
Все мелочные суетные чувства
Земле и Небу - славу жаждут петь.

Мне чудится, я из-за вас родился,
Чтобы грузинскому застолью гимн слагать.
Но голос мой на щи с блинами сбился
И я мелодию стал всю перевирать.

Теперь, когда пришла седая зрелость,
Я в вас хочу остаться молодым,
Чтоб радость бытия вином пилась и как сациви елась,
И песней возвращалась бы к живым.

Н.Н. Некрасову*

Юбилейный акростих

Народной музыки ярчайший исполнитель,
Её духовный страж и дирижёр,
Кому повсюду рукоплещет зритель,
Родным напевам внемля с давних пор.

Артист – поэт всех русских инструментов
С оркестром породнившийся навек.
Он – друг певцам, наставник – для студентов…
Все говорят о нём без сентиментов:
«NN – прекрасный человек!»

Н.Н. Некрасову*

В Лувре

Господь меня так одарил,
А я воздать ему не в силах
Достойной мерой. Дух мой хил?
Иль в сердце истинной нет Веры?
Пред Джиокондою стою,
Как будто молнией сраженный…
О, Свет очей моих, Мадонна,
Как описать красу твою?
Смогу ли подобрать слова,
Достойные псалмов Давида?
Зажечь звезду в честь Рождества?
В алтарь преобразить планиду?
Я пустоцвет - ни то, ни сё.
Живу Фортуны подаяньем,
Платя за милости её
Одним сердечным воздыханием,
Но в тайне сердца всё же тщусь:
Пока ещё не стал я тенью,
Всей полнотой душевных чувств,
Всей жаждой умоисступленья
Воздать Тебе, мой Щедрый Гений,
За дар жить баловнем искусств.

*Николай Некрасов (30 июня 1932 - 21 марта 2012) – русский дирижёр, народный артист СССР

Памяти великой актрисы
Марии Бабановой*

Моя Джульетта умерла…
Застыли в небе два крыла,
Как бури чёрные знамёна.
Лишь Эхо голосом влюблённым,
Рыдая, бьёт в колокола
О той, чья подлинность была
Поэзией непревзойденной.

*
Мария Бабанова (1900 - 1983) – советская актриса
театра и кино, народная артистка СССР

Памяти Инны Самойловны Чернецкой

Я знал и всё-таки не верил,
Я обмануть себя хотел,
Но замер перед самой дверью
И постучаться не посмел…
Стоял, и, затаив дыханье,
С надеждой вслушивался внутрь,
А вдруг мне тайное свиданье
Завещано на пять минут?
Иль, может быть, услышу голос
Знакомый с юности шальной,
/Вручённый, кажется, судьбой/
Послушаю и успокоюсь…
Но тишина, как приговор,
Стояла за закрытой дверью.
Всё ясно – бесполезен спор,
А я по-прежнему не верил.
И тут внезапно ощутил
В отчаянье, тоске-печали
Всю щедрость сердца, верность, пыл,
Что встречи наши освещали…
И стало близким, как бы вновь,
Её бесценнейшее имя,
Та бескорыстная Любовь,
Что предо мной предстала зримо.

И понял я, что Тишина
Не омертвит той дружбы пламя.
Ведь жизнь моя озарена
Ее бессмертными чертами.

Памяти Георгия Чиракадзе

Уже в Тбилиси ночь и фонари
Позеленели с наших возлияний,
Здесь пиршество до утренней зари.
Мы пением, как нимбом, осиянны.

По кругу движется заветное вино,
Жар-Птицей воспарясь над нами ало,
И радугою льются за окно
Созвучия ОТАРОВА* хорала.

Две праздные забавы бытия
Слились, точно возлюбленные в страсти.
И вот уж из-под ног ушла земля,
И мы парим в ночи на крыльях счастья.

Чему на свете сбыться не дано
И солью слёз в душе заледенело,
Вдруг растопили лозы Салхино,
И музыкой Весны Земля запела.

И все тбилисцы, свечи запалив,
Внимают пенью, затаив дыханье…
Благословляя сладостный мотив,
Несущий сердцу Жизни ликованье.

*имеется ввиду
Отар Тактакишвили -
выдающийся грузинский композитор (27 июля 1924 - 24 февраля 1989)

* * *

Сегодня снег я целовал.
А в памяти осталось,
Что на коленях я рыдал,
С землёю расставаясь.

Лебяжий пух снежинок-звёзд,
Как сон-воспоминанье,
Окутал наготу берёз
Прощальным одеяньем.

* * *

ПРОСТО брести средь полей /жить ведь так мало осталось/ …
ПРОСТО увидеть друзей, сбросив печаль и усталость...
ПРОСТО безмолвно обнять МАМУ, ЖЕНУ и РЕБЁНКА…
ПРОСТО «СПАСИБО» сказать ВСЕМ на родимой сторонке.

Двойнику

Всё думаешь: как мир перехитрить,
Как уцелеть и жизнью насладиться?
Но крепко держат Парки нашу нить
И не дают забыться.
Пылает в сердце звёздный небосвод,
Душа о счастье исто Бога молит,
А на земных путях Иуда жертву ждёт,
Своей предательской вознаграждая ролью.
И нечисти покорствуют уста,
И лгут из трусости в надеже на спасенье,
И гибнет в сердце Долг и Красота,
И нет конца слезам и преступленьям.

Что ж! – Принимай с наживкою пирог,
Вкушай вино и жизнью наслаждайся!
Теперь ты понимаешь – кто твой Бог?..
Чего ж ты корчишь из себя страдальца?

Мтацминда

Отсюда – юности начало –
Жар сердца я сюда принёс,
Здесь нас Любовь околдовала
И осенила Музой грёз.

Мы жить хотели, как поэты,
Всего себя отдав мечте,
Но Время ложью и наветом
Вело нас к гибельной черте.

Мы шли, не чувствуя отравы,
Внимая вешним голосам,
Но почему-то свет кровавый
Всё время бил нам по глазам.

И Некто возвещал елейно,
Что это – алый свет зари,
Зовущий отроков Вселенной
Принесть себя на алтари.

Мы присягали и шли дальше,
Ища сквозь тучи звёздный путь,
Но сатанинский голос фальши,
Как Змий в Эдем проник нам в грудь.

И стали лгать мы пред собою
Друг другу, матери, отцу…
Так Муза поползла змеёю
Путями лживыми к Творцу.

И он лишил нас слуха, зренья
И обратил в пустой сосуд,
Где духи мерзости и тленья
Вершили гнусный самосуд
Над ИСТИНОЮ и СВОБОДОЙ,
Над ВЕРОЮ и КРАСОТОЙ…
Как если б Дьяволу в угоду
Себя мы сдали под конвой.

Так для самих себя став адом,
Мы осознали до конца
Какою платимся наградой
За отвержение Творца…

И вспомнилась невольно Юность,
И колдовской Любви приход,
И Музы сладостно-безумный
Неповторимо-звёздный взлёт…

Как узники пошли мы к свету
Навстречу Юности былой –
Туда, где каждый был поэтом
И жил божественной мечтой,
Чтобы склонится перед тенью
Когда-то самого себя,
И в муках вымолить прощенье
За оскверненье Бытия.


* * *

Так манит высота! Так юных властно манит,
Что превращается в пожизненную цель,
Пока под старость вдруг в нас пропастью не глянет
И с прошлым не начнёт смертельную дуэль…
То совести бессонница-вещунья
В христовом рубище предстала пред тобой,
И спрос ведёт незримо и бесшумно
О том, как завершаешь путь земной:
- Что думаешь о Жизни и о Смерти?
Высоты кто наследует твои?
Кому служил в Российской круговерти?
Добро какое сделал для Земли?
И ты, забыв о подвигах и славе,
Заглядываешь тайно сам в себя
И понимаешь, что исправить
Уж ничего нельзя, себя не погубя.

* * *

Благословен Грузинский дом
Вином, застольем, песней,
Душевной щедрости теплом,
Поэзией чудесной!

Здесь материнство свято чтут,
С отцами в дружбе дети,
И розой девушки цветут
Нежнее всех на свете.

Здесь всюду старости почёт
И красоте – служенье:
Вовеки славен тот народ,
Кто память предком бережёт
И за неё – в сраженье.

Он, словно Царь в своём дому,
Встречает братски гостя.
И виноградный хмель ему
В заздравном дарит тосте.

Все лучшие плоды земли,
Как другу, он приносит,
Чтоб хлебом меж людьми взошли
Сердечности колосья.

И так всегда! – живя добром –
Земли грузинской солью –
Он свято славит Отчий Дом
Всем благодарным существом
Сзывая мир к ЗАСТОЛЬЮ.

Осень в Америке

Скажи мне, Осень, чем я виноват,
Что ты ко мне нежданная явилась?
Кострами золотыми озарилась,
Очам моим свой подарила взгляд.

Я знаю, в жизни нет пути назад,
За что же Бог мне шлёт такую милость?
Чтобы душа, как осень, окрылилась,
И миру свой дарила листопад?

Благодарю за свет, ниспосланный тобой,
За щедрый дар прощального свеченья…
Быть может, наступил черёд и мой
Почувствовать безмерность озаренья,
Впитать в себя пожар любви земной,
И раствориться в зареве осеннем.

Творчество

Ещё вчера февраль куражился,
Дымил снегами и кипел…
Ещё вчера казался вражеским
Его неистовый удел.
Но за ночь в бурях успокоившись,
Восстал на утро чист и тих.
Как будто было не побоище,
А создавался дивный стих.
О красоте зимы февральской -
Могучей, словно исполин.
Парящей лебединой сказкой
Над хвойной росписью равнин.

Вот так куражит до бесчувствия
Воображения игра,
Пока под росчерком пера
Не ощутишь Творца присутствие,
И не отдашь ему во власть
Всю радость ВДОХНОВЕНИЯ,
Вновь пережив и боль, и страсть,
И с Жизнью ПРИМИРЕНИЕ.

И увидел я … души обезглавленных,
Которые не поклонились зверю.

/Апокалипсис гл.20, ст.4/

Посвящается Анне Николаевне Покровской


Храни Вас Бог – седых и милосердных,
Пред зверем не склонивших головы,
Душою чистой не погрязших в скверне,
Глумящейся над Русью татарвы.

Оставшихся на век самим собою,
Принявших на себя всю накипь Зла,
До смерти защищавших все живое,
Чем Русь до Революции взросла.

Не поступившихся ни Родиной, ни Верой,
Но свято выполнявших долг земной,
Одну на жизнь себе отмерив меру:
Платить за верность гибельной судьбой.
Храни их, Боже, в памяти людской.

* * *

Всё в мире тянется к бессмертью:
К заветной сути Бытия.
Не оттого ль твой свет не меркнет?
О, женщина, судьба моя!
Когда твой лик пятнают грязью,
Ты всё равно во мне чиста,
Так неподвластна безобразью
Твоя живая красота...
И облик твой во мне извечен,
Как образ Матери-Земли:
Мир освящён любовью женщин,
И жизни смысл тебе завещан.
Мы в нём – Бессмертье обрели.

Мартовское приношение О.И.Д.

«Доброхотно дающего жалует Бог».*
Словно сада цветущего чувствуешь вздох.
Аромата сердечного благодатной души.
Это в зрителе – Доброе, Вечное,
Сеять Музыкой Ольга спешит.

.*) Из 2-го послания апостола Павла к коринфянам.
Гл.9, ст.7. «Ибо доброхотно дающего любит Бог»

* * *

На реке Куре есть город,
Неприступный для врагов.
Моему он сердцу дорог:
Чтит в нём юность стариков.

Раз хотела смерть-старушка
Стариков со света сжить,
Так её, как потаскушку,
Стали девушки душить.

Лезла к ним болезнь змеёю,
Чтобы порчу навести.
Молодёжь её метлою
Отодрала до кости.

А когда нужда –воровка
Стала бедных обирать,
Дети, сделав мышеловку,
Всё жульё смогли поймать.

Лишь когда разврат приходит
Жёнам расставлять силки,
По обычаю в народе,
В бой вступают старики.

И тогда сам чёрт не страшен,
У секс-ведьм переполох:
Стариков столетних стража
Гонит нечисть, точно блох.

На реке Куре есть город
Неприступный для врагов…
Я в нём жил, когда был молод
Гостем в доме стариков.

Воспоминания о первой встрече

Я, верно, Грузией крещен –
Её святынями и небом.
Мне память материнским хлебом
Сыновний возвратила сон.

Живая боль разлуки – встречи…
О, матушка! Услышь меня.
Ты видишь – вышел я из сечи
Воскресшим вновь для Бытия!

Лозою виноградной солнца
Природа Грузии со мной
Заздравным кубком с неба льётся,
Зовя родных на пир земной!

Как блудный сын, пройдя по кругу
Неотвратимого пути,
Я, к Джвари простирая руку,
Шепчу в слезах: «Будь мне порукой –
Мой стих молитвой освяти».

* * *

Мне Время Розу подарило
Незабываемых людей,
И в сновидениях твердило:
«Запомни мой совет, Сергей:
Когда на сердце будет пусто,
Ты Розу опусти в бокал
И выпей с благодарным чувством
За тех, кто радость в жизни дал.
А если сердце будет полным,
Ты Розу, как свечу, неси,
И всех, кого с любовью вспомнишь,
Благодари и в дом проси.
И так всегда, пока есть память,
Благодарить не уставай…
А срок придёт расстаться с нами –
Любимым Розу передай».






© 2009 Сергей Нечаев

E-mail: snechaev2009@yandex.ru

При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна